Дневник ветерана «революции через социальную сеть» 2.0

с форума racing.by от пользователя John Doe
Привет омоновцу, который отобрал и порвал мой рукописный дневник в Жодино, рукописи не горят. Поэтому назначаю этому дневнику версию 2.0!

Хотел бы читателям рассказать историю, которая со мной началась 6 июля возле Ледового Дворца по ул. Притыцкого, 27 в г. Минске и закончилась 16 июля на станции электрички «Чырвоны сцяг» (Красный флаг – бел.) под Жодино. 10 волнительных суток административного ареста «крик, хлопки в ладоши и приставание к прохожим». В кавычках потому, что взято из протокола и потому, что не совсем правда. Хочу быть объективным и иногда попробовать понять действия бандитов, которые «служат отечеству».
Всем ребятам, кто хоть как-то нам помогал – родственникам, волонтерам, правозащитникам, просто неравнодушным людям большое спасибо! Нам была очень важна ваша поддержка, только благодаря вам это заключение не превратилось в муки.
Буду писать по частям, очень много текста и информации, позже сокращу до ключевых моментов.

1 часть — задержание

6 июля я чуть пораньше ушёл с работы, ровно по расписанию, в 6 часов, чтобы успеть встретиться с друзьями возле Ледового Дворца. Мне даже удалось «подбить» некоторых, чтобы вместе было веселее. Конечно же, мы очень хотели встретиться с такими же инициативными и неравнодушными людьми, чтобы вместе аплодировать в указанное время в указанном месте, никаких лозунгов, криков и насилия. Подойдя ближе, мы обнаружили, что на служебном крыльце Дворца на нас уже поглядывали плотного телосложения, но без признаков интеллекта, люди в штатском (нашёл интересное название – ОПГ, организованная преступная группировка). Я с одноклассником и его женой по их указанию последовали чуть поодаль, где уже скапливались люди, около 200-300 человек. В 19.50 людей было достаточно, чтобы начать аплодировать, что мы и сделали. ОПГ стали подходить к людям и говорить что-то невнятное, но похожее на «расходитесь, а то всех будем бить и хватать». Люди в ответ сказали «мы все через 15 минут разойдемся, зачем конфликты, мы ведь ничего не нарушаем». В 19.55 (всё сверял по часам) вышли двое первых обозначенных людей с накидками «информационная группа» (Спасибо Ластовскому, что хотя бы их можно опознать!) и сообщила «уважаемые граждане, здесь будет проходить несанкционированная акция, просьба всех разойтись, через 10 минут начнутся задержания!» Я прикинул, что в 20.05 я смогу беспрепятственно уйти, т. к. тогда я еще верил в милицию и доверял людям в погонах. Но уже через минуту людей стали хватать ОПГ, заламывать руки. Первых несколько людей удалось выхватить, особое внимание мы старались уделять девушкам — они хрупкие, и мужчины, вообще говоря, должны женщин защищать. Однако ОПГ всё прибывало, и начались массовые задержания. Мои друзья отошли чуть дальше, и я собирался тоже идти домой. Меня схватили двое со словами «ну что, пошли с нами!», на мои вопросы «кто вы, что я сделал?» они сказали «сейчас узнаешь». Сзади появился еще один качок в светло-фиолетовой рубашке, который сзади меня сильно схватил за шею и низко нагнул. На мои просьбы «мне больно, пожалуйста, не давите» они мне затыкали рот, давили еще сильнее. Через 20-30 метров я стал терять сознание и упал. Меня перехватили и отпустили шею, стали вести в тот самый служебный вход. Войдя в Ледовый Дворец, меня провели через фойе, где просто сидела какая-то операторская группа (предположительно НТВ, люди мне показались очень цивилизованными, с зелеными бэджами), бросили к прозрачному борту катка, обыскали, раздавили телефон. И стали бить – будто я только что покалечил их детей. «Зачем, что вы делаете? Что я сделал? Пожалуйста, не бейте, я всё сделаю, только не бейте!», почки, солнечное сплетение – все удары наносились так, чтобы побои сложно было снять. «Оппозиционер х…в! Вали из Беларуси! Урод!» и т.д. доносилось от них. С этими словами ОПГ повели меня к заднему ходу (со стороны ул. Дунина Марцинкевича). Бросили на пол, приказали сложить руки за спину и продолжили «воспитание». До сих пор мне не удалось отстирать след ботинка в районе лопатки на майке. Тогда этот же след остался и на коже. Рядом так же, только стоя, избивали еще одного парня. «Ноги под себя! Выйдем из здания – только попробуй вякнуть – убьём!», меня вывели в позе «зю», наклонив голову чуть не до колен и заставив при этом пробежаться до автобуса. Автобус был обычный setra, номер что-то вроде 8500 ..7. В автобусе уже сидели ребята, там я встретил несколько знакомых ребят, фотографа Антона Мотолько. Оказалось, что его заранее задержали с вопросом «ну что, пойдёшь сам или вести?», он предпочёл идти самому. Кстати отдельное спасибо Антону за фото из автобуса! Сел, глянул на часы — 20.05, значит задерживать стали через минуту после предупреждения. У всех забрали телефоны, «доукомплектовали» людьми, «мои» ОПГ сели в ВАЗ 21099 с гос. номером 9077 АС-7 темного цвета. «Я ж тебе говорил – уходи скорее, будет плохо» — сказал мне парень из группы ОПГ но культурный, воспитанный. Как будто ему даже ему было стыдно, что оказался от меня по другую сторону баррикад. Нас повезли в непонятном направлении к Фрунзенскому РУВД. Я стал понимать, что часть ОПГ – милиционеры в штатском. Они переговаривались по рации, было слышно, что будет как минимум еще один автобус, журналисты просили связаться с руководителем информационной группы РУВД Ластовским но их просьбы старались игнорировать.


2 часть — РУВД

Нас привезли во Фрунзенский РУВД, где уже были милиционеры в форме, представлялись и никого не били. Людей привели в актовый зал, посадили на первый ряд, ничего не объясняли, на вопросы не отвечали, «сейчас всё узнаете». На трибуне было около 6 милиционеров, 2 из них женщины. На задние ряды привели ОПГ. Культурно стали обращаться записывать фамилии в 3 или даже 4 списка. Уточнили, есть ли журналисты, попросили аккредитацию. Я подсел ближе к медийной персоне Мотолько, интересно было хоть немного с ним пообщаться. Он мне посоветовал во всем сознаваться, в прошлый раз за это давали штраф 105 тысяч, такой штраф возмещают из «комитета спасения» или вроде того. Кстати, задержанных было около 25 человек – люди от 16 до 50 лет. У нас уточнили наличие документов, хватило даже моего пропуска с фото и именем. Принесли бланки, стали подзывать по одному человеку и заполнять (позже оказалось, что это дактилоскопия, мать ее, таки выловили!). Мне достался мужик в куртке «пилот», единственный не по форме (позже я узнал, что он еще немного и на пенсию), похожий на Кулешова (по его признанию, некоторые даже путали!). Он спокойно мне объяснил, что сейчас я должен буду сдать отпечатки пальцев, сфотографироваться и пройти видеорегистрацию (не знаю как правильно это называется, подскажите — исправлю). Оказалось, что даже у людей сдавших отпечатки откатывали заново. Отвели на первый этаж (вроде кабинет 15 или 16), где сидели «яйцеголовые» (так ТНП называет тех, кого у нас называют «программистами»). Яйцеголовые для них реально комплимент, девушка за компьютером с деревенским говором и лексиконом, только «фотограф» более-менее понимал какие кнопки нажимать. Фото анфас, профиль, и по диагонали затылок. У ребят с татуировками дополнительно описывали и фотографировали татуировки. Видеорегистрация – другая камера, нужно представиться, сообщить дату и место рождения, место проживания. Отпечатки – по стандартной форме, сразу дали помыть руки (реально хоз. мылом сразу отмылось). После отпечатков отвели назад в зал, где прибыла еще одна группа задержанных и отдельно капитан «с пятном» привел «Иванова», с разбитым носом, рубашка в крови (они заслуживают отдельного разговора). Пришла моя очередь составлять протокол, мне вернули телефон и снова отвели на первый этаж к майору. Он в штатском был, но в итоге я остался о нем хорошего мнения. Ведь даже приказ можно исполнять по-разному. Майор был строг, но старался быть справедливым, как будто таки нас задержали всех за матерные слова. Майор назначил участкового заполнять на меня документы. Участковый с добрым лицом отвел меня в отдельную комнату, где мы и стали сначала разговаривать, а потом понемногу заполнять документы. Внимание! Здесь произошла моя первая ошибка! На будущее – как только начинают заполнять документы, всё, любые уговоры-договоры отпустить не действуют. Мне надо было требовать снимать побои, а при отказе написать прямо в протоколе «отказали в снятии побоев», подпись. Я тогда почему-то был уверен в своей харизме и умении договориться, по опыту встреч с ГАИ. Мы стали общаться, я рассказал как было реально и как бы лучше написать в протоколе. Кстати, у меня единственного было написано «шумел, кричал, хлопал в ладоши, приставал к прохожим», у остальных были от «матерился / выражался нецензурной бранью» до «нападал на работников милиции». Мне тогда показалось, что судьи хотя бы будут читать протоколы. К тому же я уже представлял, какие документы надо отсканировать, чтобы подать заявку в «комитет спасения» на оплату штрафа в 105 тысяч (как мне тогда казалось). Во время заполнения к нам пришёл еще одна «пара» — капитан «с пятном» (про него мы уже знаем) и «Липкий» — очень интересный человек из задержанных. Так его прозвали за умение хвататься и держаться за поручни, 4-5 омоновцев пытались липкого оттянуть от поручня, в течение минуты. Потом Липкий стал хвататься за ноги прохожих и всё, что попадалось на пути. Парень кстати очень добрый и веселый, хотя лично пообщаться не удалось. Мы с участковым тянули резину, он в последнюю очередь составлял протокол, а до этого безотчетные бумажки – рапорты, справки. Еще надо было написать объяснение типа «никогда больше так не буду», я изменил до «приму меры для того, чтобы подумать об этом». Думаю, где-то в голове у него после моих уговоров была мысль попросить отмазать. Либо он очень хорошо играл. Поговорили про ситуацию в стране вообще, про наши семьи, про выборы и т. д., сошлись на том, что менять систему надо, но сложно или даже невозможно. Он меня убеждал, что все эти хлопанья – происки запада, что за каждого пришедшего то по 10, то по 50 евро дают организаторам. Я улыбался и уточнял – верит ли он сам в то, о чем говорит. Видимо, погонами верит, а сердцем не очень. Еще мне дали позвонить жене, я сказал, что возможно сегодня не вернусь (надежда умирает последней!). Так с участковым мы провели добрых полчаса, Липкого уже увели, а мы пошли к майору. Майор сказал однозначно «задерживать», участковый сделал грустное лицо, и меня направили к «обезьяннику» (это камеры временного содержания при РУВД, еще их называли «стакан»). У меня забрали шнурки, ремень, часы, кольцо, кошелёк, телефон, ключи. Уже в коридоре перед камерами слышен был смердящий бомже-алкогольный запах, была лужа мочи. Открыли дверь, и меня завели в темноту. Света вообще не было, камера примерно 2х2 метра, сбоку скамейка. Наощупь я добрался до скамейки, в камере нас оказалось 4 человек. Со мной были 2 парня, которых забрали при выходе из казино Адмирал возле кт Аврора. Они вообще не понимали что происходит, но по-видимому, в милиции не впервой. Еще 2 парня шли смотреть Трансформеров 3, не дошли до кассы. Мне стало даже неудобно, что я сижу за дело. Через полчаса к нам привели еще одного парня, который рассказывал истории про раскопки кладов, он тоже шёл знакомиться с девчонками, а попал в тюрьму. Кстати, с того момента появились первые признаки информационной блокады, мы не знали сколько сейчас времени. Нам сообщили, что повезут в ЦИП (центр изоляции правонарушителей), а про ЦИП мой участковый рассказывал страшнейшие истории – тараканы-гусеницы вылезают из-под нар и кусают, полная антисанитария, садят с бомжами и другими маргиналами. Поэтому тогда мне казалось, что уж лучше в камере в РУВД. Нас по одному пускали в туалет, это было приятно на фоне окружающих запахов. Ребятам из соседних камер повезло меньше – в одной из таких же камер было 8 человек из них 2 алкаша-бандюка, спавших прямо на полу и издававшие неприятные звуки и запахи. Один из них пьянющий, просыпался через каждые 20 минут, кричал будто через сон «не п…и, что ты тут п…шь!» и вновь засыпал. Часа в 3 ночи нас всех вывели, усадили в автозак (у нас были только такие МАЗЫ с синим кунгом, мини-камерами под замками, не зеленые с двумя скамьями), усадили плотнячком (как тогда мне казалось) и отвезли в ИВС (изолятора временного содержания) на пер. Окрестина. Уже тогда краски стали сгущаться, люди стали строже и жестче. На первом этаже нас поставили лицом к стенке, руки за спину. Сообщили, что мы находимся в режимном объекте, необходимо выполнять все указания, иначе будут применена физическая сила. Мне разрешили держаться за стену, т.к. спина сильно болела. Нас пересчитали и отвели на третий или четвертый этаж, там снова поставили к стенке, по одному стали обыскивать в резиновых перчатках, с металлоискателями. Некоторых просили снять обувь и стукнуть сильно об пол каблуками. Обувь с прочными каблуками или супинаторами оставляли перед камерой, в камере людям приходилось ходить без обуви. К счастью у меня были замечательные adidas daroga, которые крепко держались, вентилировались и не обыскивались из-за прорези посередине подошвы. Я спросил у веселого прапорщика – неужели тут всё так плохо? «Не баись, всё тут нормально, особенно для тюрьмы», тогда я ему почему-то не поверил, а зря. Наверное потому, что еще спросил можно ли к врачу и описал травмы. В ответ он сказал, что с гематомами и болью в ребрах и пояснице у них ничего не будет, можно зеленкой помазать. Я поблагодарил прапора, дождался очереди в кабинет по оформлению, где нужно было расписаться за 1) обыск; 2) мыло-туалетная бумага; 3) сообщать или не сообщать близким где ты находишься (очень рекомендую даже если звонили, всё равно сообщать близким!); 4) за еду (можно отказаться). После нас отвели в камеру со всеми «почестями», где было 5 мест, но нас было 8 человек.
Камера объективно мне показалась очень хорошей – примерно 20 м2, в углу огороженный металлической конструкцией с дверью унитаз с дверцей (примерно как в институтах). Рядом снаружи был умывальник с холодной и горячей водой. Кровати металлические синего цвета с почти новыми матрасами, стол и скамья вдоль стены перед окном узковатые и не очень удобные (с моим ростом колени не вмещались), окно деревянный стеклопакет (как в новостройках) с решёткой и армированным мутным стеклом, стены оливково-желтого цвета, пол доска обычный коричневый цвет. Вся мебель была прибита к полу, ничего не подвинуть. Потолок побелен, 2 плафона закрыты решетками. Вентиляции 4-5 отверстий 15х20 см. Над входной дверью с «кормушкой» три дырки 20х20 с решетками: аутаномны пажарны извешчацель, радио, лампочка «ночник». Мыло не понадобилось – большой кусок такого же хозяйственного мыла лежал возле раковины. Тогда мне было не до деталей, всем хотелось спать. Я как самый высокий и самый больной лёг на верхнюю полку и уснул, ребята ложились «вольтом», Липкий вообще уснул на лавке.

Взято отсюда.
http://forum.racing.by/viewtopic.php?f=9&t=21031

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: