Бермудский треугольник белорусского режима

Бермудский треугольник белорусского режима

Корабль белорусской политической экономики угодил в Бермудский треугольник. Винты запутались в водорослях Саргассова моря, ход застопорился. Надежда прибиться хоть к какому-нибудь берегу тает, того и гляди по внутрикорабельному радио раздастся: «Свистать всех наверх! Тонем!», а радист отстучит в эфир «SOS!». Капитан пока еще продолжает командовать, удерживая экипаж от бунта угрозами, но маршрут ведь прокладывает не он. За время движения сменился не один штурман…

Бермудский треугольник белорусского режимаНа словах белорусская внешняя политика определялась как многовекторная. Власть хотела сотрудничать и дружить со всеми, но не все якобы отвечали взаимностью. Однако в приоритетах и направлениях последних лет довольно четко усматриваются своеобразные переломные или, точнее сказать, поворотные точки. Отсчет первой начался с июля 2008 года.

До этого периода главным внешним вектором была Россия. Во-первых, восточная соседка проявляла лояльность к белорусскому политическому режиму. Во-вторых, практически весь экспортный потенциал экономики Беларуси реализовывался на просторах союзника. Поддерживали эту дружбу вполне конкретные люди. Один из них — небезызвестный Виктор Шейман

«Серый кардинал», как его еще называли, умел оставаться в тени, но в поддержании братских белорусско-российских связей преуспел. Занимая высокие должности, имея прямой выход на Александра Лукашенко, он довольно удачно лавировал в море политики и обходил подводные рифы конфликтов, не допуская создания долгоиграющих проблем между двумя государствами.

Шейман работал в том направлении — российском, — которое хорошо знал, где у него были входы и выходы на влиятельные московские круги. Проще говоря, Шейман, не в одиночку, конечно, играл роль эдакого «агента влияния» по обе стороны границы. Как факт: лексика президента по отношению к Кремлю была вполне сносной, без резких выражений, а московская политическая элита информационных и прочих войн не объявляла. Они начались потом, после ночи 4 июля 2008 года, когда взрыв на праздничном концерте на День Независимости ранил полсотни человек и смел Виктора Шеймана с должности госсекретаря Совбеза и сделал ненадолго вакантным кресло главы Администрации президента, которое занимал Геннадий Невыглас; его, к слову, причисляли к «людям Шеймана».

От винта, Россия! Полный ход на Запад

Зачистка внутриполитического поля привела если не к активной смене внешнего российского вектора, то к некоторому крену на Запад, который, по сути, возглавил новый руководитель Администрации президента Владимир Макей.

Если Шейман бороздил хорошо известные и понятные ему воды России, то Макей — человек прозападного типа, вся его МИДовская биография об этом свидетельствует. Чего стоит только одно заявление нового главы Администрации, сделанное вскоре после назначения, на 11-м Минском форуме. Охарактеризовав прежние отношение Беларуси с Европой как «двенадцать потерянных лет», он назвал «уникальным моментом нынешнюю возможность Беларуси и Европы выровнять отношения». Отношения действительно начали выравниваться и теплеть.

Вторая половина 2008 года была отмечена явным прогрессом в отношениях с Евросоюзом. Произошло это после освобождения политзаключенных. 16 августа был освобожден экс-кандидат в президенты Александр Козулин — он был помилован указом президента. Его освобождению предшествовал визит посла Германии Гебхардта Вайса в Администрацию президента. Через несколько дней на свободу вышли предприниматель Сергей Парсюкевич и молодежный активист Андрей Ким. На Западе эти шаги белорусских властей с воодушевлением приветствовали, разве что в ладошки не хлопали. А в знак дружеских намерений в октябре на заседании министров иностранных дел стран ЕС, куда был приглашен глава белорусского МИДа Сергей Мартынов, было принято решение о приостановлении на полгода действия визовых санкций в отношении 35 белорусских высокопоставленных чиновников, в том числе Александра Лукашенко. Более того, для Беларуси распахнулись двери в виде программы «Восточное партнерство» с перспективой создания общей с ЕС экономической зоны и отмены визового режима. Короче, мир, дружба, жвачка!

А на российском векторе, как на фронте, — полный раздрай. Переломной негативной точкой стал вооруженный конфликт в августе 2008 года между Грузией, с одной стороны, и Россией вместе с Южной Осетией и Абхазией — с другой. Кремль признал суверенитет этих кавказских республик и очень долго ждал такого же шага от официального Минска. Не дождался. Минск, в свою очередь, не дождался полумиллиарда кредитных долларов (в конце 2008 года Россия приняла решение выделить Беларуси кредит в размере 2 млрд. долларов, из этой суммы было перечислено только 1,5 миллиарда).

В течение всего 2009 года Александр Лукашенко не стеснялся в выражениях в адрес России. Министр финансов РФ Алексей Кудрин удостоился персональной чести из уст белорусского президента. «Он полностью консолидировался с нашими отморозками, которые здесь на западные деньги вякают и начинают нас учить работать»,— выпалил в адрес Кудрина Лукашенко 29 мая на совещании по вопросам социально-экономического развития. Тогда же он и своих министров поучал: «Так в чем проблема, чего вы лезете в эту Россию, где вас пинают? Неужели вы не понимаете, что уже не первый раз создается ситуация, когда нас хотят взять голенькими и голыми руками, бесплатно?».

В лексике Лукашенко в адрес России появились слова и выражения, которых до знакового июля 2008 года не было: «нас хотят наклонить», «мы должны выстоять», «уйдем в землянки». Россия ответила «молочными», «газовыми» «информационными» и прочими кознями и войнами. Один сериал под названием «Крестный батька» чего стоил!

В то же время на западном направлении все было относительно благополучно. Работа белорусской стороны шла с учетом предстоящих президентских выборов. Перед дипломатами стояла задача, чтобы Европа как можно мягче отнеслась к прогнозируемому результату выборов.

Отечественные эмиссары даже давали гарантии, что все будет происходить демократично и никаких репрессий со стороны властей в адрес оппозиции не последует ни до выборов, ни после. Что касается «до», то слово сдержали. В избирательных бюллетенях появились фамилии девяти альтернативных кандидатов в президенты. Невиданное дотоле количество! Власть закрыла глаза даже на оппозиционные «выходки» в виде несанкционированных акций на Привокзальной площади и площади Свободы.

Но и российский вектор забыт не был. Уж слишком много в этом направлении выгодной экономики, чтобы «разводиться» окончательно. Здесь-то и пригодился опыт и связи «серого кардинала» Шеймана, который за два месяца до выборов «засветился» в окружении Александра Лукашенко. На встрече Лукашенко с руководителем его инициативной группы Александром Радьковым присутствовал и Шейман. Какую роль он выполнял на сей раз, остается загадкой, однако известно, что назначенный главным по дружбе с Венесуэлой, с лета 2010 года он не раз посещал Москву. По крайней мере, источники Naviny.by именно с ним связывают удачную поездку 9 декабря Лукашенко в Кремль. Официальная цель вояжа — заседание высшего органа Таможенного союза. Но до начала заседания состоялась встреча президентов Беларуси и России. Как сообщала пресс-служба президента: «Главы государств общались более полутора часов в формате один на один. Встреча прошла в спокойной, конструктивной и дружественной атмосфере».

В Минск Александр Лукашенко вернулся в хорошем настроении, можно сказать, окрыленным. А уезжал ведь в заметном напряжении.

Все шло очень даже хорошо. Казалось, белорусскому режиму удалось найти золотую середину меж двух огней: Западом и Россией, чтобы и волки были сыты, и овцы целы. И так продолжалось до вечера 19 декабря 2010 года.

Третий вектор — силовой и внутренний

Нет сомнений, что у разрозненной оппозиции образца до «дела 19 декабря» не было никаких агрессивных сценариев проведения акции на Октябрьской площади, а уж тем более планов «мутить» некий заговор с целью свержения и т.д. Заговоры — это тема внутренней оппозиции, которая, как свидетельствует мировая история, рядом с действующей властью бродит. У белорусского режима мог быть свой относительно мирный сценарий противостояния.

Силы были неравны, щитов и дубинок в Минске хватало, чтобы под полным контролем шествие дошло до площади Независимости, где какой-нибудь дежурный клерк из Дома правительства спокойно мог принять у демонстрантов их петицию. Но на горизонте появился третий «угол», окончательно замкнувший Бермудский треугольник белорусской власти. Он-то и выпустил подконтрольную ему силу, которая устроила побоище. В результате все усилия последних лет, направленные на развитие внешних векторов — Запад и Россия, — пошли коту под хвост. Векторы эти, пусть и со срывами, но, помимо политической составляющей, имели под собой вполне конкретный экономический интерес.

Направление третьего вектора оказалось исключительно внутренним, думается, с одной туманной целью, по-другому не читается, — просто примитивно сохранить существующую власть, оказавшуюся в изоляции от внешнего мира, где деньги водятся. А Лукашенко опять попал в список невъездных, который прирос многими десятками, и «прославился» резкими выражениями в адрес дальних и ближних соседей.

Да, оппозиция получила весомый удар, но это не означает, что политическое поле зачищено до основания. Скорее наоборот. Посадки лидеров и участников акции 19 декабря дали шанс оппозиции в кои-то веки попытаться объединиться. Тут, как говорится, может, и «Европа нам поможет». Но политика здесь — дело второе. На первом месте сегодня — экономика, которая без валютных инъекций идет на дно. Авторы сценария «дела 19 декабря» думали иными — силовыми — критериями, образование у них явно не экономическое и дипломаты они никакие. Благодаря им — этим «неизвестным» авторам — внутренняя ситуация такова, что активизировался процесс политизирования населения. Для одной части он идет через голову, для другой — через желудок. Последних — большинство.

…Что касается сторонника и знатока российского вектора Виктора Шеймана, то после президентских выборов он ожидал приглашения вернуться в «большую политику». Но так и не дождался. По сведениям Naviny.by, в настоящее время он пребывает в состоянии «я сделал все что мог и больше ничего не хочу». В похожей ситуации, несмотря на сохранение высокого поста, и действующий глава Администрации президента Владимир Макей, в результате декабрьских событий потерявший, как говорят японцы, лицо.

Будем считать, что лицо представителя третьего внутреннего вектора пока скрыто маской.

Читать полностью: http://www.naviny.by/rubrics/politic/2011/06/06/ic_articles_112_173903/

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: